Официальный сайт клуба «Цветоводы Москвы»

Волшебный мир флоксов Юрия Репрева

Автор: Нэлли Константиновна Квятковская, искусствовед, коллекционер флоксов

Статья напечатана в журнале «Цветоводство», помещена на сайте с разрешения автора.

«Выводить растения может лишь человек, 
одаренный фантазией и в точности знающий, 
чего он хочет добиться».
 

Лютер Бёрбанк

На календаре август. А это значит, что во многих садах цветут и играют богатейшей палитрой, разнообразными по форме соцветиями, сияют атласными лепестками любимые флоксы - ликующие оранжево-красные, всевозможных оттенков лососевые и розовые, «задумчивые» лиловые, «таинственные» фиолетовые и, конечно же, белые, напоминающие своими соцветиями заснеженные пригорки. Чарующие и торжественные, порой трепетные и трогательные, благоухающие обворожительным ароматом, они создают жизнерадостное настроение и, обладая безграничными декоративными возможностями, украшают наши цветники. 

В последнее время увлечение флоксами приняло «вселенские» масштабы. Редко в каком саду не увидишь этот дивный цветок. Но, к сожалению, мало кто знает о тех, кто создает эту красоту. Сегодня пришло время рассказать об одном из самых выдающихся современных селекционеров флоксов, Ю.А. Репреве, которому 18 июня исполнилось 70 лет. Он сумел увидеть в этом цветке подлинную красоту и захотел открыть ее для нас с вами. 

В одном из своих интервью в 2002 году Юрий Андреевич так сказал о флоксах: «Они для меня подобны шедеврам великих мастеров искусства. И, на мой взгляд, не имеют себе равных. Приглядитесь, как они трепещут даже при легком дуновении ветра, как переливаются в лучах солнца, нередко меняя оттенки в течение утра, дня и вечера. Флоксы неизменно создают неповторимую цветовую гамму в любом саду, околдовывают своей особой магией. Они прекрасны… А каков их аромат?!… Для меня это целый «букет» ассоциаций… Красота, радость и грусть воедино!». Пожалуй, лучше не скажешь.

Более 40 лет Юрий Андреевич в свободное от основной работы время (он инженер-механик авиастроения, кандидат технических наук, научный сотрудник Опытно-конструкторского Бюро П.О. Сухого, автор трех десятков изобретений, связанных с авиацией) не просто выращивает флоксы, а создает, подобно великим живописцам, истинные произведения искусства. Им выведено более 150 сортов, и каждый из них можно назвать маленьким шедевром. 

В свое время молодому Репреву посчастливилось встретиться с талантливым селекционером Павлом Гавриловичем Гагановым (1904-1972). Выведенные П.Г. Гагановым флоксы давно и прочно обосновались в наших садах и считаются классикой, а вышедший в 1955 году и переизданный в 1963-м его труд «Флоксы многолетние», и сегодня является азбукой в области селекции флоксов для профессионалов и любителей. 

Встреча с Гагановым и завязавшаяся затем между ними дружба во многом определили дальнейшее увлечение Репрева. 

Почти каждое лето, начиная с 1963 года, Ю.А. Репрев бывал у Павла Гавриловича на его подмосковной даче в пос. Черкизово, где Гаганов черпал вдохновение и создавал свои шедевры. И всякий раз Юрий Андреевич возвращался домой с флоксами, пополняя свою коллекцию. Он до сих пор с увлечением рассказывает об этих встречах, демонстрируя сохранившийся до наших дней, снятый им в 1960-х гг. в саду Павла Гавриловича, любительский фильм, а позже один из своих первых сеянцев так и назовет «Сад Гаганова»

Помимо П.Г. Гаганова одно время Репрев был тесно связан с Алексеем Николаевичем Поповым, селекционером из подмосковного города Пушкино, членом МГООП. Его флоксы «Пламя», «Аня Попова», «Перламутровый», «Утро Москвы» и другие являются достижением отечественной селекции. В 1983 году на основе сорта «Пламя» Репревым был выведен коралловый красавец «Фаворит». Тогда же Юрий Андреевич внедрил флоксы А.Н. Попова в ГБС. 

Первые самостоятельные шаги в области селекции флоксов Ю.А. Репрев сделал в 1966 году. Поначалу было немало неудач и огорчений. Но постепенно к нему приходил опыт, а с ним и успех. Методом индивидуального отбора, практически интуитивно, он из сотни сеянцев научился отыскивать те, которым суждено было стать родоначальниками новых сортов. 

При их выведении Юрий Андреевич использовал хорошо развитые семена известных к тому времени сортов, подвергшихся свободному опылению и, в первую очередь, культиваров П.Г. Гаганова, Так, один из первых удачных его сеянцев «Галчонок» - был выведен на основе сорта «Вечерняя Песня»«Гусь-Хрустальный» и «Небеса» - «Спящей Красавицы», сеянец «Анна Герман» - на основе сорта «Аня Гаганова» («Анка»), «Красный-Прекрасный» - от сорта «Кумач», «Рисунок» - на основе сорта «Уральские Сказы»«Удача» - от флокса «Анкатор Джус»,  «Веселый» - от «Машеньки». В 1985 году, в память о своем наставнике, Юрий Андреевич вывел на основе его сорта «Премия» яркий, оранжево-красный сеянец, который назвал «Памяти Гаганова»

В 1980 году в Главном Ботаническом саду АН СССР Ю.А. Репреву был выделен участок земли для селекционных работ и проведения сортоиспытаний. И, как рассказал сам Юрий Андреевич, вплоть до 1989 года он ежегодно собирал семена с растущих там флоксов, высевал их, вел за ними наблюдение, сажал и пересаживал перспективные сеянцы (см. статью Ю.А. Репрева «Родом из детства». «Цветоводство» № 5, 2009 г., с. 48). Именно в ГБС большая часть флоксов Репрева получила «путевку в жизнь». Прошедшие отбор экспертной комиссией сеянцы переносились в главную экспозицию Ботсада. 

С этого же времени ежегодно сорта Ю.А.Репрева экспонировались на всех городских цветочных выставках, где были удостоены самых высоких оценок и наград. 

Взращенные им с любовью флоксы - это настоящая цветочная симфония. В них можно увидеть и броскую декоративность, и возвышенное романтическое звучание. А названия?! Они проникнуты жизнеутверждающим началом, радостью восприятия жизни. Только вслушайтесь в их «мелодию»: «Радость Жизни»«Счастье», «Нежность»«Моя Любовь, Моя Отрада»«Обними, Поцелуй», «Новые Радости»«Голубая Отрада»

Обворожительно ярким предстает перед нами красно-оранжевый, с контрастным белым центром, флокс «Радость Жизни» (4.0; 70-80; С.) Сорт броский, нарядный, поистине создающий ощущение красоты и радости жизни. 
Состояние радости передает колористической гаммой своих лепестков и флокс «Новые Радости» (4.3; 80; С.). Ликующие оранжево-красные краски приобретают здесь особую звучность. В их взаимопроникновении ощущается зной летнего полдня. 

Благородной мягкостью розового с серебристо-сероватым флёром на лепестках отличается сорт «Счастье» (3.7; 70; С.). 

Лирическим настроением летнего дня окрашен культивар «Нежность» (3.7; 70; С.). Цветок удивительно тонко передает едва уловимые нежно-розово-белые переливы цветовой гаммы. 

В утренние часы, вечером и в пасмурную погоду впечатляет сказочной голубизной флокс «Моя Любовь, Моя Отрада» (4.5; 80; С.). Невозможно не плениться изысканными переливами холодных голубовато-фиолетовых оттенков с эффектной изменчивостью цвета сорта «Голубая Отрада» (3.8; 80-90; СП.), одного из лучших флоксов с голубой окраской. 


Глубокий лиризм пронизывает акварельно-нежный розовый, с сиреневым оттенком, цветок «Обними, Поцелуй» (3.6-4.0; 70-80; С.). 

Необходимо отметить, что богатство и разнообразие цветовых сочетаний в палитре репревских флоксов порой приводит к затруднению в описании того или иного цвета, так как каждый из них имеет множество тончайших полутонов. Их окраска, по существу, ускользает от точных определений. 

Среди них - «Сарафан» (3.7; 80; С.) – нежно-розово-сиреневатый, с тонким взаимопроникновением тонов и карминным глазком. Последний в вечернее время становится ярко-фиолетовым и, слегка расплываясь, отбрасывает фиолетовые тени на лепестки, усиливая полихромный эффект. 

Большой интерес представляет сорт «Люкс» (4.8-5.0; 75; СП.) - очаровательный, с крупными цветками и плотным соцветием флокс. Уже в самом названии (фр.luxe – роскошь) отражена его красота. Сияющая на солнце светло-пурпурная окраска цветка в тени становится более насыщенной. Декоративный эффект усиливается за счет контрастного белого лучистого центра. Цветок господствует, откровенно призывая к восхищению. Поистине «люкс». 


Невозможно не сказать о белом сорте с ярким малиновым центром «Розовый Иней» = «Свадебный» (4.3; 70; С.). Его лепестки, украшенные тончайшими штрихами, словно подернуты «розовым инеем». По мере роспуска цветок розовеет, передавая ощущение крепкого русского морозца. 

Оригинальностью окраски отличаются два сорта «Следы» (3.7; 100; С.) и «Новые Следы» (3.7; 80; С.). По их белым, с легким кремоватым оттенком, лепесткам рассыпан нарядный крапчатый узор в виде темно-лиловых брызг и штрихов - то длинных и плавных, то коротких, резко прочерченных. В процессе цветения рисунок варьируется, видоизменяется, создавая ощущение трепетного мерцающего движения.

Есть у Юрия Андреевича и свои пристрастия. Самые любимые сорта собственной селекции «Радомир»  и  «Божественный»

Мягкая, выдержанная в теплых розовых тонах, с легким палевым оттенком, цветовая гамма флокса «Радомир» (4.0; 100; СП.), обладает изысканным благородством. А сорт«Божественный» (4.5; 70; С.) отличается тональным богатством. Его красно-малиновый основной фон с приглушенной сероватой дымкой обогащен более темными штрихами и прожилками, которые создают не только светотеневой контраст, но и некое «мерцание» цвета. 


Местом рождения всех флоксов Ю.А. Репрева стала его подмосковная дача. Она расположена недалеко от музея-усадьбы Абрамцево, название которого знакомо каждому человеку, любящему русскую культуру. С ним связаны многие ее яркие страницы. Здесь, в 1870-1890 г.г., в имении московского мецената С.И. Мамонтова, образовался художественный кружок, в который вошли известные художники В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, В.А. Серов, К.А. Коровин, М.А. Врубель, скульптор Антокольский и другие. Абрамцево стало для них местом вдохновенного труда, где были созданы одни из лучших произведений, ныне хранящиеся в музеях страны. Сюда приезжали и подолгу гостили Ф.И. Шаляпин и К.С. Станиславский, композиторы и музыканты. 

Неудивительно, что для Юрия Андреевича это место стало неиссякаемым источником вдохновения, навеянного творчеством великих художников. Здесь им были выведены многие сорта флоксов, которые прославили не только чудеса селекции, но и живопись. 

В Абрамцево Репрев впервые попал, когда ему было 12 лет. Здесь проявилось его природное дарование - он заинтересовался живописью. Первые шаги на этом поприще были отмечены преимущественным интересом к жанру пейзажа. Немалую роль в этом сыграла и природа Абрамцева. 

В одном из первых своих незатейливых набросков окрестностей 12-летний подросток отразил свое отроческое восхищение красотой тех мест. В последующем, творческий характер заставил его искать новые художественные средства выражения любви к родной истории и культуре. Ими стали флоксы. Сегодня можно сказать, что многие из них являются своеобразным гимном абрамцевской природе, а два из них так и называются «Абрамцево» (3.8; 65-70; С.) и «Абрамцевское Кружево» (4.8; 90; С.). 
Броским красно-оранжевым пятном выделяется на клумбе флокс «Абрамцево», а по белым лепесткам сорта «Абрамцевское Кружево» затейливым розово-сиреневым «кружевом» разбегаются подвижные мазки и скользящие тени, напоминающие живописную небрежность. Яркие серебристо-сиреневые бутоны и пурпурная трубка усиливают декоративность и эффектность цветка. 

Увлекшись селекцией, Ю.А. Репрев задумал из вновь выведенных флоксов создать галерею имен прославленных живописцев разных эпох. Отбирая среди сеянцев подходящие культивары, он словно черпал вдохновение в искусстве тех художников, имена которых отразил в названиях. 

В серию «Художники» вошли 11 сортов. Одному из них он дал имя итальянского живописца эпохи Раннего Возрождения Сандро Боттичелли.

Флокс «Сандро Боттичелли» (4.8-5.0; 70; С.), выведенный на основе сорта П.Г. Гаганова «Вечерняя Песня» имеет ровный лилово-сиреневый тон с едва уловимой нюансировкой при дневном освещении. Вечером же соотношение света и тени постепенно меняется, лепестки приобретают тот самый, боттичеллевский, холодный, изысканный, серо-голубой цвет. Сорт сразу же завоевал признание любителей флоксов и стал лидером многих выставок. 

Иначе выглядит флокс, носящий имя другого великого флорентийца – Микеланджело Буонарроти. В цветовой гамме сорта «Микеланджело» (3.8-4.0; 70-80; СР.) звучит торжество одного цвета – белого. Юрий Андреевич не случайно выбрал это имя для флокса с белой окраской. М. Буанарроти был, прежде всего, скульптором, а все его творения, в том числе и знаменитый «Давид», выполнены в белом мраморе. 

Конечно, несерьезно было бы искать колористическое сходство и живописный язык того или иного художника в цветовой гамме флоксов, названных их именами. Однако в некоторых из них все же можно уловить отголоски картин известных живописцев. 

Имя русского художника, мастера пейзажной живописи А.И. Куинджи носит один из первых флоксов Ю.А. Репрева. Сорт «Куинджи» (4.0; 90; С.) отличается сдержанной, близкой к монохромной, гаммой сине-фиолетовых тонов и небольшим светотеневым контрастом в центре в виде высветления, напоминая игру света и тени на картинах Куинджи. В вечернее время валёрность цветовой гаммы звучит с новой силой, образуя утонченные вариации синевато-голубого цвета. 

Спустя несколько лет новый дымчатый сорт был назван именем известного литовского живописца Микалоюса Чюрлениса.Для его выведения Репрев использовал семена от гагановского сорта «Сумрак». 

«Чюрлёнис» (3.8-4.0; 60; С.) характеризуется сиренево-розовым колоритом с серебристой дымкой, придающей цветовой гамме изысканную приглушенность. Он как бы переносит нас в мир сказки, фантастических видений, которыми полны произведения этого художника. 

Еще один дымчатый сорт, выведенный на основе флокса селекции П.Г. Гаганова - «Анкатор Джус», получил название «Врубель» (4.0; 75; С.). Окраска цветка темно-лиловая, с обволакивающей сероватой дымкой на лепестках. С ее появлением цвет сразу становится богаче и в то же время тревожнее, загадочнее, словно отражает состояние внутреннего мира художника, имя которого носит. Отходишь от цветка, а впечатление такое, что он поведал тебе о скрытой драме, таящейся за пеленой дымки. Оттенок загадочности и драматизма характерен для многих произведений М.А. Врубеля. 

«Импрессионист» - пожалуй, один из самых загадочных флоксов Ю.А.Репрева из серии «Художники». Долгое время имя его автора было практически никому неизвестно. Его названием Репрев как бы подчеркнул цветовое созвучие сеянца с полотнами импрессионистов. Цветок буквально завораживает и пленяет богатством голубых оттенков с сероватым флером и «импрессионистическими» мазками. 
В эту же серию вошли сорта «Ренуар» и «Зинаида Серебрякова». Их колорит выдержан в нежных, светлых тонах, пронизанных лиризмом. 

«Ренуар» (3.7; 80-90; СП.) отличается нежно-розово-палевым, почти пастельным тоном, очень напоминающим теплые телесные оттенки Ренуара, используя которые при создании женских образов, художник достиг изумительного совершенства. 


Колорит сорта «Зинаида Серебрякова» (3.8; 70-80; С.) определяют изысканные оттенки нежно-розового и сиреневого, оживленные контрастным светло-малиновым колечком в центре. В этом цветке, несмотря на его непосредственность и простоту, есть «что-то солнечное и ясное, что-то абсолютно художественное». 

Завершают серию три сорта «Рисунок», «Живопись» и «Графика». 

Созерцая сегодня флоксы Ю.А. Репрева из серии «Художники», которая объединила имена и времена, вмещающие почти пять веков, мы словно постигаем особенности творчества каждого художника, чье имя звучит в названии цветка. 

Не менее интересны у Юрия Андреевича флоксы, названия которых так или иначе связаны с музыкой. Среди них в первую очередь следует отметить популярный у всех любителей этой культуры сорт «И.С. Бах» (4.3; 80; С.). 

Коричневато-малиновый, с оранжевой растушевкой и карминным колечком цветок окутан своеобразным сфумато, смягчающим границы оттенков и придающим цветку оригинальность и индивидуальную неповторимость. И если поискать цветовые аналоги музыкального звучания, то данный флокс своим колоритом напоминает импровизацию музыканта с абсолютным слухом и безграничной фантазией, например одну из прелюдий или фуг И.С. Баха. 

Среди многочисленных произведений великого немецкого композитора Репрев особо выделял оркестровую сюиту № 2 для флейты с искрометной финальной частью под названием «Badinerie» или «Шутка»В 1972 году он подарил это название своему новому сеянцу, который цветовой палитрой вызывал у него ассоциации с любимой мелодией. Основной тон лепестков этого флокса покрыт тончайшей цветовой «вуалью», образованной насыщенно-розовыми с малиновым оттенком штрихами. Создавая особую «вибрирующую» пластику, штрихи перекликаются с грациозными пассажами «Шутки», словно вторя чарующим звукам солирующей флейты. 


Еще один сорт музыкальной серии - «Паганини» (3.5; 60; С.), полученный на основе гагановского сорта «Сумрак», напоминает «Венецианский карнавал» с многочисленной сменой масок итальянского композитора и виртуоза Николло Паганини. Его окраска в течение дня варьируется, как бы соскальзывая, обогащая колористическую гамму. Пурпурно-вишневый, бархатистый, мажорный цветок, звучащий сильным аккордом при обычном освещении, в солнечную погоду покрывается легкой дымкой, создавая завораживающее, мистическое впечатление. А вечером он как будто вбирает в себя всю пелену тумана и становится холодным, приглушенно мглистым, серо-фиолетовым. В такой сложной инструментовке с драматическими контрастами цветок приобретает богатство оркестрового звучания. 

Заслуживает внимания пурпурно-фиолетовый, с сиреневой подкладкой лепестков, сорт «Шопениана» (3.8-4.0; 75-80; С.), посвященный Репревым 100-летию премьеры одноименного балета в России, поставленного на музыку польского композитора и пианиста Фридерика Шопена. Цветок фантастически красив. Богатство тона, выразительность удивительно точно воссоздают атмосферу мечтательности, переносят в царство романтических грез, то есть как бы оживляют мир мимолетных видений, возникающих в воображении героя балета. 

Нельзя не сказать об еще одном замечательном «музыкальном» сорте - «Вивальди» (4.5-4.7; 70; С.) - сиренево-розоватом, с легкими тенями в виде едва уловимых штрихов с беловатыми просветами между ними, и с точечным размытым колечком темнее основного тона. И если о музыке итальянского композитора Антонио Вивальди мы говорим, что она имеет яркий колорит и живописность, то изысканная и утонченная цветовая гамма флокса «Вивальди» носит оттенок камерной музыки с мелодичным звучанием и изяществом формы. 

Год назад музыкальная серия пополнилась. Юрий Андреевич порадовал любителей флоксов еще одним дымчатым сортом «Травиата». В окраске этого цветка царят драматические контрасты, напоминая о психологическом характере одноименной оперы итальянского композитора Дж. Верди. Выразительный, эмоциональный, темно-малиновый основной тон с едва уловимыми оттенками и с высветленным ореолом в центре вокруг темного глазка, окутан легкой дымкой, придавая цветку настроение некой тревоги. А в светлой подкладке его грациозных волнистых лепестков «струится» мелодия любви. С некоторыми допущениями можно сказать, что цветок создаёт иллюзию звучания арии героини оперы. 


Непосредственное отношение к музыкальной теме имеют и два его сорта «Увертюра» (3.8; 60-70; С.) и «Утро Туманное» (4.0; 70; С.). Оба флокса выдержаны практически в одной и той же колористической гамме, но с небольшими нюансами, то есть, говоря музыкальной терминологией, у каждого из этих сортов своя собственная аранжировка. Так, сиренево-голубая «мелодия» сорта «Увертюра» окрашена некой поэтической грустью, а у сорта «Утро Туманное» тот же сиренево-голубой цвет, но чуть нежнее и уже с «тающим» жемчужно-сероватым налетом, словно одетый в утренний туман. 

Недалеко от Абрамцева раскинулось древнейшее село Радонеж, некогда центр удельного княжества, где провел детские годы основатель Троице-Сергиева монастыря Сергий Радонежский. 

Увлекаясь живописью и историей края, Юрий Андреевич совершал туда из Абрамцева пешие прогулки, где любил пройтись по старинным валам над крутым обрывом в излучине реки Пажи, писал там этюды. А позже, в память об этих прогулках, назовет один из своих сортов «Вечерний Радонеж» (3.5-3.8; 60-70; СР.). Его колорит выдержан в излюбленной селекционером цветовой гамме – сиренево-голубоватой, но, как всегда, нефиксированной. Если днем цветок ровного сиреневого тона, то вечером, словно окутанный мягким вечерним светом, он становится голубым, создавая впечатление наступающих сумерек.


Ради новых впечатлений Юрий Андреевич иногда отправлялся и в более дальние странствия. Путешествуя, Репрев запечатлевал красивейшие виды, писал этюды, наброски, коих немало сегодня хранится на даче в Абрамцеве. 

В 1980-е годы он дважды бывал на Вологодчине, в селе Ферапонтово. Оно расположено недалеко от знаменитого монастыря, основанного в конце XIV столетия. Там, в одном из соборов, сохранились монументальные росписи Дионисия, выдающегося русского художника, иконописца второй половины XV - начала XVI вв. 

Для влюбленного в живопись Ю.А. Репрева поездки в Ферапонтово, соприкосновение с красотой природы Русского Севера, позволяли ему проникнуться духом древнерусского искусства. Написанный там в 1984 г. полный суровой красоты пейзаж «Ферапонтово. Бородаевское озеро» (х.,м. 40х56), вызывает ощущение величия необъятного простора. В этой картине Репрев сумел передать глубоко им прочувствованную одухотворенность земли русской. 


Вернувшись с Севера, обогащенный новыми впечатлениями, Юрий Андреевич, назвал один из своих сеянцев «Ферапонтово» (4.0; 80-90; С.). Его пурпурная, декоративно-выразительная колористическая гамма создает ощущение цветовой щедрости. Уже в 1986 году этот флокс находился в коллекции ГБС АН СССР. 

Тогда же у Репрева появился еще один флокс, связанный с его поездкой на Север – «Маковка» (3.5-3.8; 80-90; СП.). Красноватый, с лососевым оттенком и маленьким пурпурным колечком, своим плотным, оригинальной формы соцветием, сеянец вызвал у автора ассоциации с куполом собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. 

Любовь к русской истории нашла отражение и в названии его дымчатого сорта «Старина» (3.6-3.8; 70; С.). Насыщенный, густой, пурпурно-фиолетовый тон флокса с величаво-спокойными интонациями в процессе цветения обретает на лепестках постепенно усиливающуюся серебристую штриховку, словно покрываясь от времени патиной, которая придает цветку аромат старины. 

К сожалению, рамки статьи не позволяют написать о всех сортах Юрия Андреевича. Однако невозможно не упомянуть о тех, названия которых так или иначе связаны с его основной деятельностью - авиастроением. Это один из лучших белых сортов с нежным голубым оттенком «Небеса»; бело-сиреневый с сероватым налётом «Поднебесье»; выдержанный в той же цветовой гамме, но с оригинальной формой цветка «Н.Е. Жуковский», названный в память о всемирно известном русском ученом, профессоре, основоположнике современной гидроаэродинамики; пурпурно-фиолетовый «Павел Сухой» и др. 


Именно селекции Репрева принадлежит самый крупный на сегодняшний день по диаметру венчика флокс «Прекрасное Утро» (6.0; 60; С.), вобравший в себя богатство изысканных оттенков белого, розовато-сиреневатого и жемчужно-серого, с контрастным пурпурным колечком в центре. 

Ю.А. Репрёв и в 70 лет остается таким же, как и прежде, увлеченным человеком, не прекращает заниматься своим любимым делом. В его саду сегодня ждут своих названий более 100 новых сеянцев. 

Возможно, скоро в наших садах появятся выведенные им недавно культивары – дивный, притягивающий к себе необыкновенной чистотой, трепетностью и тонким ароматом флокс «Принцесса Диана» или статный красавец с огромными лососевыми шапками соцветий сорт «Золотые Купола»

Сегодня флоксы Юрия Андреевича Репрева украшают коллекции многих Ботанических садов и сады цветоводов-любителей. Они открывают нам прекрасный поэтический мир любви и красоты. И то, что сегодня флоксы снискали поистине всенародную любовь, большая заслуга нашего юбиляра.


В статье использованы фотографии Ю.А. Репрева, 
М. Барбухатти, И. Захаровой, Е. Жаворонковой, 
Е. Мурашко, Т. Дроновой и автора